Российская Музыкальная Газета. 1990 №3 (15)

60 грн.

Задовільний
Газета
1990
USSR
шт.

 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ РОК-КЛУБ НА ПОРОГЕ 90-х

Редакция получила множество писем от читателей и читательниц, возмущенных промелькнувшим на наших страницах мнением о том, что столица русского рока переместилась из Ленинграда в Свердловск. По нашей просьба корреспондент «Студинформо» Татьяна Байдакова встретилась с независимым рок-журналистом, сотрудником Ленинградского рок-клуба Михаилом ШИШКОВЫМ.

Михаил Шишков. Времена единства прошли. Осталась контора, играющая больше роль официальную, нежели объединяющую. Б. Г., Шевчук, Цой, Кинчев — в рок-клубе как таковом уже не нуждаются. Наминающие же группы и отдельные музыканты находят друг друга, минуя рок-клуб. К тому же из-за переизбытка концертов речь идет уже не о том, чтобы устроить выступление какой-нибудь группы, а наоборот — посадить город на диету. Публика перестала ходить на рок-сейшены. Похоже, падает интерес. 

Т. Б. Ты мог бы назвать сильные команды, относящиеся к клубу? 
М. Ш. «Новые Композиторы» — этакий замешанный на электронике советским ответ «Art of noise», и ставший ленинградским «Восточный Синдром». Монополия рок-клуба потихонечку рушится, есть команды, которые предпочитают иметь к нему чисто символическое отношение. Это «Опасные Соседи», «АВИА»... 

Т. Б. Держит ли Ленинград первенство среди рок-клубов страны? 
М. Ш. Я не считаю ленинградский рок настолько уж недосягаемым. Тем более что планка все время поднимается. Взять хотя бы такие интересные группы, как «Дядя Го» из Барнаула, «Отражение», «Чайф» из Свердловска... На мой взгляд, вся шумиха вокруг Ленинградского рок-клуба — это миф, просто миф. Хотя есть у нас ребята, с которыми я связываю определенные надежды на очень перспективное будущее. Например, «Дурное Влияние» и «Петля Нестерова» — люди, которые не тусуются, а действительно пишутся, репетируют, дают концерты, причем абсолютно на голом энтузиазме. Лет пять назад «Дурное Влияние» обросло бы диким количеством фанов. Но сейчас всех как-то мало интересует рок: жрать нечего, а чтобы купить цитрусовых или колбасы, надо показать паспорт. Вот у нас и сложилось: либо «Кино» — либо «Ласковый май». Ну, и где-то еще «Алиса» с Б. Г. маячат... Группы начали расползаться по Молодежным культурным центрам, которые в отличие от рок-клуба могут хоть как-то обеспечить их работой. «Нате», например, уходит в рок-театр-студию «Секрет», там есть база, способная обеспечить группе раскрутку. То же самое «Зоопарк» и «Рок-штат»... 

Т. Б. Значит, клуб не справляется с возложенной на него миссией? 
М. Ш. А как, по-твоему, можно одновременно заниматься совершенно разными группами? Назову «Сезон Дождей» — прекрасную, сильную команду, которой устраивать концерты в Питере никто не хочет...

Т. Б. Недавно в «Литературной газете» Артем Троицкий отметил, что «киты» просто-напросто удачно вписались в сложившуюся экономическую ситуацию... 
М. Ш. На данном этапе «Аквариум», «Алиса», «Кино», «ДДТ» — идеологические банкроты. Пока, народ на них ходит. И ажиотаж будет все раздуваться и раздуваться, потому что это, видимо, кому-то выгодно. Послушать хотя бы передачу «Ленинградский рок-клуб представляет», которую ведет Анатолий Гуницкий, интересующийся лишь традиционной музыкой и считающий, что все, что связано с «Аквариумом», и «Санктъ-Петербургом» — это хорошо. А все остальное — на уровне «неплохо». Ленинградский рок-журналист Саша Старцев занимается тем же самым: если интервью с Б. Г. — на 10 страниц, с Макаревичем — на 12, а хард-знд-хэви можно где-нибудь и на паре страничек обложить... К сожалению, к новой музыке они подходят со старыми мерками. Думаю, нет смысла зацикливаться на «стариках», будущее рок-клуба — дело рук молодых.

Т. Б. Что сделали титаны ленинградского рока для клуба? 
М. Ш. Ну, как?.. Вывеска. Школа.

Т. Б. Какое будущее, по-твоему, их ожидает? 
М. Ш. Боря Гребенщиков напишет еще кучу песен и напоследок совершит переход из христианства в дзен-буддизм. Юра Шевчук провозгласит очередную революцию. Витя Цой будет кумиром молодежи чуть помладше 14-ти. Костя Кинчев тоже не в лучшем состоянии: напоследок — орущие толпы, напоследок — «красное на черном». Сказать им всем нечего! Особенно это касается Бори, чью эволюцию я наблюдаю уже много лет. В свое время он исполнял ряд песен, про которые говорил, что это вольный перевод Боба Дилана. Потом это говориться перестало, стало восприниматься как его собственные песни. Очень уж много Б. Г., скажем так, позаимствовал, начиная от Дилана и кончая «Talking Heads». Разве что «Телевизор» — из тех групп, которые, как мне кажется, еще что-то пытаются сделать...

Т. Б. Выходит, Ленинградский рок-клуб в кризисе. Есть ли свет в конце этого темного коридора? 
М. Ш. Пока все идет по инерции. Мое личное мнение, что где-то к концу года все это должно закончиться — то ли полным разгромом, то ли преобразованием во что-то иное. Новых имен в Ленинграде мало, но они есть. Если говорить о каких-то привязанностях в советском роке вообще, то моя десятка — «Не Ждали» (Таллинн), «Вежливый Отказ» (Москва), «Восточный Синдром», «Дурное Влияние», «Петля Нестерова», «Гражданская Оборона», «Неформальное Объединение Молодежи» (Ленинград), «Раббота Хо» (Киев), «Апрельский Марш», «Отражение», «Миссия: Антициклон» (Свердловск) — группы, которые ориентированы на эксперимент.

P. S. По последним сведениям из программы «А», столица русского рока переместилась в пос. Мирный. По прогнозам знатоков, в в ближайшее время столица может переместиться на Аляску (если не утонет в Беринговом проливе)...

 

 

Комментарі